ЛАРИСА БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО

Литературный критик

Статс-секретарь Правления СП России

Заслуженный работник культуры РФ

«Без любви не хватает дыханья...»

Эта строка Владимира Исайчева уже знакома российскому читателю и свидетельствует о том, что автор не только не отступил от старой русской культурной традиции, но и вполне достойно приумножил её, обратившись в прежних книгах к своей родословной, к прошлому, припав к истокам.

 

То, что степенный англичанин или педантичный немец, не менее, полагаю, любящие свой род и свою землю, сделали бы в назидание потомкам в скрупулёзных и подробных воспоминаниях, в чётких и сухих изложениях и рисунках генеалогических древ, – то русский чаще всего делает в стихах.

Поэзия для большинства русских – не способ самоутверждения, не легковесное хобби, а образ мысли. И добавим – образ жизни, как для Владимира Исайчева. Обременённый ответственной государственной работой, службой, требующей логики и хладнокровия, он живёт поэзией.

И радостно сознавать, что увлечение поэзией по-прежнему остаётся уникальным свойством нашей нации: народная поэзия Отечественных войн, любительская поэзия строек и целины и даже – горькая поэзия перестройки… Поэзия побед и Поэзия поражений. Поэзия как сопротивление.

Сложнее всего представить себе оружием сопротивления именно лирическую поэзию. Но и это, как ни удивительно, тоже русский феномен. А стихи Владимира Исайчева принадлежат к роду именно лирической поэзии, противостоящей разрушительной силе бездуховности и пошлости, напору навязываемой агрессивности.

Основной раздел предлагаемой читателю книги–любовная лирика. Учитывая характерную стилистику, её можно было бы назвать добросовестной данью классическому литературному стилю первой половины XIX века: «Как ты живёшь, мой друг любезный?..» Новая книга Владимира Исайчева–книга о любви–приходит в мир сложный, можно сказать, даже враждебный любви. Конец XX–начало XXI века словно бы отторгают любовь. Тем драгоценнее настроение и намерение автора поведать читателю чувства самые возвышенные, самые романтические. Осознавая грубость современного мира, Владимир Исайчев сознательно противопоставляет ему красоту: «Цвет зари–маков цвет. Вот и пусть. И не надо другого букета».

Чувственное начало в книге, конечно же, первостепенное. Но я бы сказала, что с чувствами увязана и тонкая, пронзительная мысль о правоте и первенстве любви: «Мы были бесконечно правы своей державной правотой–любви ко всем, любви друг к другу…» Постоянство литературных симпатий в лирике Владимира Исайчева обнаруживается в лучших стихотворениях, таких как «Что же делать с бушующим сердцем?..». Оно как будто отсылает нас к некрасовскому «Что так жадно глядишь на дорогу…». Вслушайтесь в стихи современного поэта: «Голос твой серебрист, словно речка, и крута твоя тонкая бровь».

Владимир Исайчев деликатно пробует и форму старого городского безымянного романса: «Не грусти обо мне, мой дружочек». Однако наиболее яркими и заметными в лирическом альбоме поэта мне представляются природно-музыкальные стихотворения–такие как «Небесная любовь» или написанное прямо в фетовской интонации «Сад был светлым от рос…».

Эти стихи сами, естественным образом просятся в романсовую оправу, и некоторые из них уже стали популярными романсами. Но о главном достоинстве книги можно было бы сказать хрестоматийным: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся». Похоже, что Владимир Исайчев адресовал свою поэтическую книгу в первую очередь друзьям и близким. Я же уверена, что круг его читателей будет постоянно расширяться в первую очередь благодаря тому, что главная тема его книги – это тема любви. Автор мужественно перешагнул из XX в XXI век вместе с драгоценным грузом любви, вместе с тяжкой, но благодатной ношей традиционных ценностей.

 

Дополнительная информация