ИНТЕРВЬЮ

Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ) опубликовало обширное интервью заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ Владимира Николаевича Исайчева, старейшего (с 1992) члена Президиума Высшего Арбитражного Суда (ВАС) России

Фигура высшего арбитража

Стаж работы Владимира Николаевича Исайчева в арбитражной системе — больше 40 лет. Он старейший — с 1992 года — член Президиума Высшего арбитражного суда (ВАС) России, а до этого был первым замом председателя ВАС СССР. Исайчев с момента создания ВАС РФ является заместителем его председателя и нередко исполняет обязанности руководителя высшего арбитража в случае его временного отсутствия.

Становление российской арбитражной системы проходило у него на глазах и при его непосредственном участии. В интервью РАПСИ Исайчев рассказывает о том, какие этапы развития прошла эта система, почему руководитель ВАС РФ голосует на заседаниях Президиума последним, когда будет построено новое здание для высшего арбитража и как случилось, что песни на его стихи поет известный болгарский певец Бисер Киров.

— Владимир Николаевич, между советским арбитражем и современным российским, наверное, «дистанция огромного размера»?

— Ну, разумеется. Ведь после преобразования государственных арбитражей СССР в систему российских арбитражных судов полностью изменилась как правовая база, которая регулирует отношения в экономике, так и законодательство, регулирующее судопроизводство.

Во времена государственной экономики было довольно просто разрешать экономические споры — деньги фактически переходили из одного кармана государства в другой. Госарбитраж, по сути, являлся расчетной организацией.

С преобразованиями в экономике появилось три вида собственности — государственная, частная и общественная, — и, разумеется, потребовалось другое регулирование этих отношений и иная процедура разрешения хозяйственных споров, основанная на равенстве хозяйствующих субъектов всех форм собственности.

— Вся история современной арбитражной системы России, которая скоро будет отмечать свое 20-летие, прошла у вас на глазах.

— Опыта создания государственных экономических судов ни у нас, ни за рубежом не было и нам под руководством Вениамина Федоровича Яковлева — инициатора создания и первого руководителя системы государственных арбитражных судов пришлось, что называется, работать с чистого листа.

Первым арбитражным судом, созданным в 1991 году, стал Высший арбитражный суд СССР. Мне довелось работать первым замом председателя ВАС СССР практически со дня его образования, а когда было принято решение о его ликвидации — возглавлять ликвидационную комиссию.

В развитии современной системы арбитражных судов можно выделить три этапа. Первый начался с ее создания в 1992 году — 5 марта был принят первый Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (АПК РФ), который вступил в действие с 15 апреля 1992 года. Эта дата является фактическим началом деятельности ВАС РСФСР и всей современной системы арбитражных судов.

Система арбитражных судов тогда была двухзвенной. Первое звено — арбитражные суды субъектов Федерации (республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов), второе — Высший арбитражный суд РСФСР.

Новый этап в законодательном обеспечении деятельности арбитражных судов связан с принятием в 1993 году Конституции России и развивающих ее федеральных законов, посвященных судебной системе. Вся территория России была законодательно разделена на десять федеральных арбитражных округов. На смену двухзвенной системе арбитражных судов пришла трехзвенная. Промежуточным звеном между Высшим арбитражным судом РФ и арбитражными судами субъектов Федерации стали десять федеральных арбитражных судов округов, каждый из которых работает в качестве кассационной инстанции по отношению к группе арбитражных судов, составляющих один судебный округ.

— Зачем понадобилась промежуточная инстанция?

— Появление самостоятельной инстанции в лице федеральных арбитражных судов округов обеспечило более высокую степень независимости суда, чем прежняя система, в частности при взаимодействии с другими ветвями власти на местах. В арбитражном судопроизводстве эта проблема стоит гораздо острее, чем в сфере компетенции судов общей юрисдикции, в силу того, что здесь чаще затрагиваются экономические интересы конкретных носителей исполнительной и законодательной власти.

Образование судебной инстанции вне административно-территориального деления практически устраняет эту проблему, позволяет федеральному арбитражному суду округа чувствовать себя более свободным по отношению к местным властям, связанным только законом при принятии любого решения, что является одной из гарантий реализации права на судебную защиту.

Третий этап развития системы арбитражных судов связан с принятием третьего по счету АПК РФ от 24 июля 2002 года. Апелляционная инстанция была изъята из структуры арбитражных судов субъектов Федерации и превращена в самостоятельный орган судебной власти. В России появились 20 арбитражных апелляционных судов. Тем самым выстроилась четырехзвенная структура по разрешению экономических споров: первая инстанция, апелляция, кассация и надзорная инстанция — ВАС. Это одно из самых значимых достижений судебной реформы.

— Четырехзвенная система была скопирована с какого-то другого государства?

— Наверное, так сказать нельзя. Наши экономические отношения сами к ней подталкивали и подсказывали, что такая система наиболее эффективна. Она обеспечивает полноценную защиту законных прав и интересов предпринимателей, юридических лиц и граждан, которые также обращаются в арбитраж, например, по корпоративным спорам.

— А что значимого произошло в последнюю десятилетку?

— С 2002 по 2010 год — это период не только дальнейшего совершенствования структуры, но и решения функциональных задач, которые стояли перед судебной системой. Перед нами встали задачи повышения открытости, прозрачности и доступности правосудия.

В начале 2000-х годов было много нападок на систему арбитражных судов, заказных статей, которые пытались пошатнуть всю нашу судебную систему, скомпрометировать ее в том плане, что в судах прослеживается коррупция, заинтересованность судей, есть доступ к судьям.

Все это нас беспокоило, и было принято решение бороться с нападками, повышая открытость правосудия. Особенно эта работа активизировалась с приходом на должность председателя ВАС Антона Иванова, большого сторонника применения современных информационных технологий…

Сегодня у нас нет ни одного решения суда, к которому не имели бы доступа широкие круги общественности и СМИ. Банк решений находится в Интернете, на пятый день после принятия там появляется решение по каждому делу.

Заседания Президиума ВАС транслируются в режиме онлайн. В этом отношении мы далеко шагнули вперед даже по сравнению с судами Европы. Мы бываем там в командировках, они приезжают сюда. Наши коллеги постоянно удивляются, как далеко мы продвинулись в направлении открытости арбитражной системы.

Председатель не давит

— Приоткройте тайну: что происходит на заседаниях Президиума ВАС? Журналисты видят только выступления представителей сторон, которым судьи иногда задают вопросы, затем обсуждение продолжается за закрытыми дверями. Как оно построено? Солирует председатель?

— Вопрос немножко провокационный, потому что существует такое понятие, как тайна совещательной комнаты. Могу сказать одно: возможность высказаться предоставляется всем. Поэтому дискуссии по отдельным делам длятся и час, и два. После этого идет процедура голосования, последним всегда голосует председатель. Никакого давления со стороны председателя нет, идет полностью демократическое обсуждение.

— Голосование, значит, открытое — поднятием руки?

— Пока голосование происходит поднятием рук, но скоро будем применять электронную систему.

— То, что председатель поднимает руку последним, — это правило, которое никогда не нарушается?

— Так заведено, это более этично. Он поступает так, чтобы его мнение не довлело над другими членами Президиума, ведь бывают такие заседания, когда голоса распределяются поровну. В обсуждении председатель выступает на равных, как судья. Но он ведет заседание президиума, и его мнение не должно довлеть над другими. Он даже высказывается по всем вопросам последним.

— Бывает, что Президиум в целом голосует не так, как проголосовал председатель?

— Конечно. Мнение у каждого свободное. Председатель иногда голосует с группой, которая составляет меньшинство.

— Со стороны Антон Александрович Иванов производит впечатление оратора, способного всегда убедить аудиторию в своей правоте.

— Это его качество очень важно в том случае, когда он выступает по телевидению или по радио, но на заседаниях президиума он выступает наравне со всеми и каждый имеет возможность высказать противоположную точку зрения.

— Насколько тщательно члены Президиума готовятся к заседаниям — изучают все материалы дела, включая доказательства сторон, поданные в первую инстанцию, или довольствуются определением о передаче дела на рассмотрение Президиума, подготовленным коллегией из трех судей ВАС?

— Любой член Президиума имеет возможность посмотреть материалы дела. Если есть необходимость, судьи истребуют материалы дела из тройки. Идет рабочий процесс, равнодушных на Президиуме не бывает. Кстати, то, что вопросы представителям сторон задаются не всегда, говорит о том, что заседанию предшествовала серьезная подготовка.

— Иногда решение Президиума выносится за пару-тройку минут, а иногда совещание идет несколько часов. От чего это зависит?

— От правовой ситуации, которая возникла при рассмотрении дела. Бывает, на Президиум выносятся споры, аналогичные тем, которые уже рассматривались Президиумом два-три года назад. Возможно, при подготовке появилась необходимость подтвердить ранее принятые правовые позиции с учетом возникших современных реалий. Принципиально позиция, по сути, ясна для всех членов Президиума, но необходимо поправить вынесенное нижестоящими судами решение, не соответствующее изменившимся реалиям. В этих случаях Президиумом ВАС РФ решение принимается быстрее.

— То есть на рассмотрение Президиума ВАС попадают не только резонансные дела, которые формируют правоприменительную практику, но и простые споры, в которых требуется устранить несправедливость, допущенную нижестоящими судами?

— Резонансность дела, выносимого на рассмотрение Президиума ВАС РФ, определяется не простотой или сложностью спора, а теми основаниями, которые установлены АПК РФ для передачи дела на рассмотрение Президиума РФ.

— А если дело не значимое? Если два маленьких предприятия судятся за 100 рублей, но нижестоящие суды вынесли незаконное решение?..

— Бывает сумма иска 200-300 рублей, но вопрос стоит очень принципиальный. Предприятия даже нередко хитрят — сначала запускают в судебное разбирательство малозначительный факт, а за этим фактом стоят колоссальные средства. Главное в этой ситуации увидеть остроту вопроса по тому или иному заявлению.

«Принципиальный судья не слушает никого»

— Владимир Николаевич, к числу ваших обязанностей как заместителя главы ВАС РФ относится организация взаимодействия с правительством России. В чем заключается эта работа?

— Это была наша инициатива. Мы считаем, что ВАС должен быть в курсе экономических проблем, которые рассматриваются в правительстве. Я присутствую практически на всех заседаниях кабинета министров. Нам присылают повестку, и мы смотрим, нет ли вопросов, которые могут в перспективе коснуться нашей работы.

— Нет ли тут влияния исполнительной власти на судебную? Ведь министры могут попросить рассмотреть какой-нибудь спор с коммерсантами в пользу их ведомства…

— Слава Богу, народ сейчас в правительстве работает образованный в правовом отношении и понимает, что обращаться с такими просьбами и некорректно, и бесполезно. Хотя в начале нашей деятельности такие попытки были. Я помню, когда еще Фрадков проводил заседание, выступил министр финансов: дескать, арбитражный суд, мы считаем, выносит незаконные решения. Мне пришлось подняться и сказать, что такие разговоры некорректно вести на заседании правительства.

— На ваш взгляд, арбитражная система независима от исполнительной власти?

— Когда наша делегация была в Страсбурге, то наши зарубежные коллеги каждую встречу начинали с «дела Ходорковского». На мой взгляд, если и есть какая-то политизация в этом громком деле, то скорее не со стороны государства, а с противоположной стороны. Если бы в Германии, Великобритании или США заговорили о том, что суд вынес политизированное решение, я думаю, что тот, кто об этом заявил, сам был бы привлечен к суду.

Суд независим — это провозглашено в Конституции. Кто-либо повлиять на решение суда не может. Возможно, это зависит от личности судьи: если судья принципиален, он не слушает никого. Может, кому-то и звонят, но большинство, я считаю, независимо. Кстати, больше попыток повлиять на суд раньше было со стороны депутатов Госдумы, а не от исполнительной власти. От депутатов приходило немало писем с обращениями по конкретным делам. Тогда возникла идея — все обращения публиковать на сайте ВАС. Сегодня письма как рукой сняло.

— Еще одна сфера вашей ответственности — материально-техническое обеспечение судов. В каких условиях работают региональные арбитражи?

— Еще лет десять назад все работали в ужасных условиях. Впервые средства на капитальное строительство были выделены в 2007 году. На данный момент у нас нет проблем по кассационным судам, завершается работа по строительству апелляционных судов. В регионах есть суды первой инстанции, которые требуют внимания. В 2012 году заканчивается вторая пятилетняя программа развития судебной системы, мы будем просить, чтобы нам утвердили еще одну программу.

Мы ввели в строй суд в Екатеринбурге, очень хорошие условия в Хакассии, Туве, построили новые суды в Хабаровске, во Владивостоке, в Вологде два суда. Только ВАС пока не построен: надо сначала создать условия в регионах, а потом строить здание для себя. Мы рассчитываем, что активное строительство начнется в 2012 году, сейчас освобождается площадка, это квартал напротив нынешнего здания.

Без мантии

— Недавно Бисер Киров представил в Москве свой новый альбом, созданный на ваши стихи. Как случилось, что вы стали сотрудничать?..

— Это особая тема. Закон о статусе судей позволяет параллельно заниматься либо преподавательской, либо научной, либо творческой деятельностью. Так получилось, что я занимаюсь творчеством, пишу стихи, являюсь секретарем Союза писателей России на общественных началах, сотрудничаю с композиторами Игорем Лученком, Александром Морозовым, Александром Журбиным. Все это, конечно, в нерабочее время — в полетах, в отпуске.

Две мои книги были переведены на болгарский язык. Они попались на глаза Бисеру Кирову, которого я помню еще по молодости, он прочитал стихи и сказал: найдите мне этого поэта — его слова сразу ложатся на музыку. Бисер приехал в Москву в 2009 году, и тогда началась наша совместная работа. Первой на мои стихи и его музыку стала песня «Моя душа — твоей созвучна», давшая имя всему альбому песен Бисера Кирова, а на днях вышел музыкальный альбом из 14 наших совместных песен — «Свеча и розы».

Для меня, как поэта, очень значительным событием в творческой деятельности стала постановка в феврале этого года музыкально-поэтического спектакля «Откровение», которым открылся Год российской духовной культуры в Болгарии. По сути дела этот спектакль является принципиально новым жанром в искусстве, так как на сцене музыка сопровождает чтение стихов, одновременно артисты балета создают зрительные образы переживаний героев, в какие-то моменты включаются в действие оперные певцы, исполняющие свои партии на таком же музыкально-балетном фоне. Все это красочно и эффектно.

Мы создали этот спектакль совместно с известным болгарским композитором, профессором Найденом Андреевым. Спектакль был организован Фондом «Устойчивое развитие Болгарии», Русским культурно-информационным центром Россодружества РФ, Домом Москвы в Софии, Международным научным фондом, Болгарской академией науки и искусства, Государственным музыкальным и балетным центром, Болгарским национальным телевидением и поставлен в Софии в государственном музыкальном театре под патронажем посольства России в Болгарии.

— А что за акцию в защиту Байкала вы готовите?

— В 2007 году Всероссийским общественным движением «Возвращение к истокам», председателем которого я являюсь с момента создания, была организована экспедиция в защиту озера Байкал. Она завершилась 10 сентября 2007 года перелетом через аномальную зону Байкала воздушного шара «Святая Русь», который пилотировали мы с нижегородским воздухоплавателем Валентином Ефремовым. Перелет был осуществлен впервые, хотя попытки предпринимались в течение ста лет и порой они заканчивались трагически. Широкое освещение экспедиции и ее целей в отечественных и зарубежных СМИ, фильм «Полет через легенду» способствовали привлечению внимания российской и мировой общественности к проблемам Байкала.

С высоты действительно отлично видно, где горят леса, где они вырубаются, виден целлюлозно-бумажный комбинат, загрязняющий озеро, видна беспорядочная застройка берегов. Как гражданин я не могу оставаться равнодушным к этим проблемам. Сейчас у нас родилась идея освятить этот один из крупнейших источников пресной воды в мире. Ведь давно замечено: когда освящается источник, вокруг него не бывает безобразий, люди становятся чище, перестают осквернять это место. Буду обсуждать эту идею с патриархом Кириллом.

Беседовал Сергей ФЕКЛЮНИН текст интервью на сайте РАПСИ текст интервью на сайте ВАС РФ

Дополнительная информация